» » Сексуальные традиции славян: блудливая Русь

Сексуальные традиции славян: блудливая Русь

11 окт 2018, 11:08
685 просмотров

Современное поколение погрязло в разврате и вседозволенности. Как часто мы слышим это мнение! Удивительно, почему тогда никого не смущает еще более разгульный образ жизни наших дальних предков? Брага лилась рекой, парочки прыгали через костры, а потом охотно овладевали друг другом, едва дойдя до дома. Мы предлагаем вам совершить путешествие в блудливую Русь.


Видимо, виноват климат; а как иначе объяснить чрезмерную любвеобильность древних славян (да и славянок тоже). Мужик замерз на охоте – э-э-эх, бабоньки, налетай греть добытчика! Образ светловолосой скромницы с невинными глазами олененка не что иное, как самая настоящая фикция. Девственность на Руси не ценилась, более того, если муж понимал, что его новая жена еще нетронута, он вполне мог выгнать ее со словами: «Раз тебя никто до меня не любил, то ты ничего не стоишь». А в борьбе за мужа, как известно, все средства хороши: девки кутили, кто во что горазд. И ведь это простой люд. Знать тоже любила гульнуть: купцы могли предаться разврату с дивчинами при всем честном народе. Не отставали и княжеские особы: покутить с наложницей на глазах ратной дружины было обычным делом. Конечно, вы смотрели романтичный полнометражный мультфильм про князя Владимира, в котором тот выступает как единственный защитник Руси от темных сил? Ох, невозможно представить, сколько на самом деле «назащищал» княже, если исторически подтверждено, что его наложницы занимали аж три города.


Кстати, именно с легкой руки бравого русского войска наши соседи выучили жаргонное слово «курва» (в буквальном переводе – «кривая»). Задорное русское словцо мигом подхватили венгры, албанцы, поляки и многие другие. До сих пор курвами они именуют девушек не самого тяжелого поведения. Забавно, что сейчас картографы называют этим словом кривые линии на карте, а прибор для их измерения приобрел двусмысленное название курвиметра. Вполне распространенным был и инцест, кстати. Никто не видел ничего дурного в том, что детские шалости между братом и сестрой вскоре приобретали все менее и менее благопристойный характер. Близкие родственники вполне могли наслаждаться друг другом ночами напролет, и у всех это вызвало бы лишь улыбку, полную умиления. Пароксизмы счастья могло вызвать совокупление братьев и сестер, матери и сына, отца и дочери посреди поля в период посева. Считалось, что страсть между самыми родными людьми «оплодородит» землю. Удивительно, но эта традиция жила до XIX века.


Но все-таки было бы странно однозначно утверждать, что славяне совсем не думали о минимальных правилах приличия. Брак ограничивал многие свободы: к примеру, если мужчина заигрался с чужой женой, он вполне мог быть закопан заживо. Мы уже говорили, что народ на Руси был удивительно человечным? И при этом существовала потрясающая логика: возжелавший чужую жену вполне мог украсть ее. И… мужья радовались этому! Да-да, баба с возу – кобыле легче. «Лишние» люди в семье, не отягощенной лишними богатствами, воспринимались как обуза. Минус рот – и уже жить свободнее. Кстати, по этой же причине новорожденных девочек небогатые родители частенько топили. А зачем они нужны-то: никакой помощи на охоте, только наплодит себе подобных, убогая! Знаете, теперь особенно забавно думать о том, что какой-нибудь средний американец считает русских «mad and cheerful» (с англ. – «безумными и веселыми»). Ох, янки, как же мало ты знаешь о загадочной русской душе!